К 120-летию со дня рождения Александра Сергеевича ПУЧКОВА

Никто не станет оспаривать тот факт, что в борьбе с тяжелыми, угрожающими жизни состояниями, возникающими вследствие внезапных травм и тяжелых заболеваний, решающую роль играет «фактор времени». Недаром латинская пословица гласит: «Bis dat, qui cito dat!» («Дважды помог, кто скоро помог!»). Эту необходимую, подчас самую важную функцию в борьбе с тяжелыми состояниями выполняет служба Скорой и неотложной медицинской помощи, «03», столь популярная в Москве. У этой службы на счету тысячи спасенных жизней, возвращенных в строй пострадавших и больных. Это сотни белоснежных с красным крестом, мигалками и сиренами автомобилей, несущихся по часто забитым машинами улицам нашего многомиллионного города. Но мало кто знает, что у истоков этой необходимой людям службы стоял человек, сто двадцать лет тому назад появившийся на свет, которому выпала честь создать эту службу. Сегодня вся медицинская Москва и коллектив Московской Станции скорой и неотложной медицинской помощи отмечают 120-летие со дня рождения Александра Сергеевича Пучкова – выдающегося организатора российского здравоохранения и общественного деятеля. А.С. Пучков родился в августе 1887 года в Москве в семье врача-общественника. В 1906 году, окончив IV Мужскую гимназию, он твердо решает пойти по стопам отца и поступает на лечебный факультет Московского университета, который оканчивает с отличием в 1911 году в звании лекаря. По окончании университетского курса он практикует в ряде московских клиник в качестве врача-экстерна. В 1912 году Пучков сдает экзамен на звание доктора медицины.

В 1914 году в связи с началом Первой Мировой войны Александр Сергеевич Пучков мобилизуется в армию и откомандировывается в распоряжение Российского общества Красного Креста, где проходит службу в качестве военного врача и представителя Красного Креста при 2-й Армии. Уже в те годы, будучи еще молодым врачом, Александр Сергеевич по отзыву Н.Н. Бурденко, работавшего вместе с ним, проявил себя блестящим организатором. В этот период начинается деятельность Пучкова как организатора медицинской помощи раненым и пострадавшим на полях сражений.

После Октябрьской революции А.С. Пучков был избран Председателем Армейского Комитета Красного Креста, где прослужил до марта 1918 года, когда по болезни был эвакуирован в Москву. После болезни Александр Сергеевич продолжал свою деятельность в Красном Кресте и в августе того же года отправился добровольцем на поля сражений Гражданской войны.

Здесь пригодился опыт, приобретенный в годы Первой Мировой войны, а его организаторские способности были сразу замечены: он назначается начальником военно-санитарных поездов.

В 1921 году в Москве разразилась сильнейшая эпидемия сыпного тифа. Эта коварная инфекция выводила из строя тысячи людей. Здравоохранение того времени было бессильно перед нависшей угрозой, увеличивающейся с каждым днем.

>Особым приказом по Военному санитарному ведомству с фронта для борьбы с эпидемией срочно были откомандированы санитарные автомобильные отряды, способные проводить быструю эвакуацию сыпнотифозных больных, а для организации этого дела были отозваны шесть опытных врачей. Создать и возглавить это важное для страны дело было поручено А.С. Пучкову.

В те тяжелые годы, когда было трудно с продовольствием, топливом, медикаментами, транспортом, А.С. Пучковым создается новый тип лечебно-эвакуационной службы. Первоначально это был отдел перевозки больных при Мосгорздравотделе, затем был организован Центральный городской пункт перевозки больных (Центропункт), высылавший легковой транспорт к особо тяжелым больным.

Центропункт в то время располагался на углу Тверской улицы и Охотного ряда. Здание почти не отапливалось, улицы были завалены снегом. От холода замерзали чернила в чернильницах. Работали в шубах. Сотрудники Центропункта получали скудный паек военного времени. Но, несмотря ни на что, все были охвачены энтузиазмом.

А.С. Пучков позднее вспоминал это время, как «лучшее время своей молодости», когда каждый день был наполнен радостью созидания, высоким сознанием того, что возводится фундамент нового здания, делается большое всенародное дело.

Центропункт сыграл громадную, если не решающую роль в ликвидации эпидемии. Центропунктом было перевезено свыше 700 тысяч больных.

В этом же время по просьбе  заместителя Наркома здравоохранения З.П. Соловьева А.С. Пучков в течение пяти лет совмещает свою основную работу с деятельностью в Российском Красном Кресте. За свой плодотворный самоотверженный труд он заслужил глубокое уважение и благодарность Народного комиссара здравоохранения.

>В 1919 году Комиссия врачебно-санитарного отдела Моссовета под председательством Н.А. Семашко приняла решение об организации в Москве Станции Скорой медицинской помощи. Станция была организована при Шереметьевской больнице. Ей были переданы кареты бывшего Добровольного общества Скорой помощи, а возглавил ее доктор В.П. Поморцов, бывший Губернский врачебный инспектор, врач Почтамта.

Доктор Поморцов В.П. с большим энтузиазмом принялся за организацию Станции, сделав все возможное и невозможное: разыскал полуразрушенные трофейные автомашины, отремонтировал их, снабдив санитарными кузовами. Машины начали работать. Гараж был выделен на Миусской площади и, получив вызов, врач звонил в гараж и вызывал оттуда автомобиль. Автомобиль приезжал за медицинским персоналом, и тогда собственно, медики приступали к выполнению вызова. Затем удалось разместить автотранспорт в одном из деревянных сараев во дворе больницы, что позволило быстрее выезжать на вызовы.

Доктор В.П. Поморцов в 1920 году тяжело заболел и вынужден был оставить работу. В течение двух с половиной лет служба была без руководителя и нуждалась в лидере. Выбор пал на А.С. Пучкова. Два учреждения, Центропункт и Скорая помощь были слиты в одно учреждение, и с января 1923 года А.С. Пучков становится начальником Московской Станции Скорой медицинской помощи.

Придя на Станцию, по выражению самого Пучкова, он оказался «генералом без армии». Слишком плачевное состояние являла она, и только его кипучая энергия и энтузиазм, с которыми он взялся за дело, помогли появлению новой формы работы. Была введена должность старшего дежурного врача, стала учитываться проделанная работа, проводился ее анализ и делались выводы.

Появились и новшества: в 1926 году стала работать неотложная помощь при внезапных заболеваниях на дому; в 1927 появилась еще одна служба, созданная Пучковым, – неотложная психиатрическая помощь. При непосредственном участии А.С. Пучкова были сконструированы беззвучные телефонные пульты Оперативного отдела. Особенно надо отметить изобретательность Александра Сергеевича, направленную на совершенствование службы: контрольный аппарат, фиксирующий число разговоров, быстроту ответа и сам ответ оперативных работников обращающимся по «03» людям. Был налажен контроль быстроты выезда бригады при помощи специально сконструированных часов, начинавших идти при получении вызова и дававших сигнал об отбытии бригады на вызов.

В 1928 году сотрудники Станции отметили пятилетие руководства Станцией Александром Сергеевичем. В адресе, поднесенном А.С. Пучкову, говорится, что с чувством товарищеской радости и профессионального удовлетворения они приветствуют фактического создателя Московской службы Скорой помощи. «В Вашем умении вовлекать весь коллектив в гущу организационной работы, – говорится далее, – в неистощимости Вашей творческой энергии, наконец, в самой методике администрирования, всегда ровного, корректного, заключается источник успеха общего дела, залог его дальнейшего процветания».

Эти мысли и чувства будут высказываться сотрудниками и по прошествии многих лет и в самые добрые, и в самые тяжелые времена.

Александр Сергеевич был для работающих на Станции другом, старшим товарищем, братом и отцом. Он старался вызывать не только чувство любви к профессии, к больному человеку, которому оказывают помощь, но делал все возможное, чтобы его сотрудники любили учреждение, где они работают. До сих пор для сотрудников Станция – это не просто работа, это образ жизни, Судьба! Это второй, а иногда и первый дом.

До сих пор эта традиция любви к Скорой помощи, заложенная  Александром Сергеевичем, является одной из немногих  сохранившихся и в наше время скоропомощных традиций.  Притягательное и манящее чувство возникает при виде мчащегося автомобиля «03»  у каждого работника Скорой помощи и даже у тех, кто давно уже не работает на Скорой. Это чувство остается у них на всю жизнь.

Начиная с 1926 года, А.С. Пучкова беспокоило, что бригады не могут быстро добраться до места происшествия, т.к. проделывают долгий путь от Большой Сухаревской до отдаленных (по тем понятиям) мест города. Жизнь заставила рассредоточить бригады, дабы приблизить помощь к населению. Потребовалось много времени, пока 1 ноября 1930 года А.С. Пучков смог открыть подстанцию на территории I Градской больницы. Первые же недели показали, насколько быстрее стала оказываться экстренная помощь. В последующие (1933-1940) годы были открыты еще шесть подстанций, сотрудники которых получили много благодарностей за своевременное прибытие и оказание помощи. В 1941 году предполагалось открыть еще две подстанции и построить новое здание Центра. Но планы были сорваны – началась Великая Отечественная война! Жизнь Станции потекла по законам военного времени.  В силу блестяще организованной работы она оказалась практически подготовленной к внезапно осложнившейся обстановке. А.С. Пучков моментально перевел себя на «казарменное положение» и уже не уходил с работы. Под его руководством был организован штаб. Полностью оправдала себя схема тактических действий при обслуживании массовых случаев. Она оказалась приемлемой и рациональной в условиях противовоздушной обороны. Во время первых вражеских налетов на Москву, когда было много загораний от зажигательных бомб, часто оказывалась перегруженной пожарная связь. Население в таких случаях обращалось на «03». Станция первой узнавала об образовании «очагов поражения», и туда сразу направляли бригады Скорой, которые прибывали раньше бригад ПВО.

Московская Станция была единственной станцией в стране, работавшей в военное время бесперебойно и с тем же количеством бригад, что и в мирное время.

Станция Скорой помощи обычно раньше всех получала сообщения о происшествиях и неполадках, происходящих в городе. А.С. Пучков обычно никогда не оставлял без внимания полученные сигналы и внимательно анализировал негативные явления, особенно, если это касалось несчастных случаев. С самых первых дней своей работы в должности Начальника Скорой помощи, он включил в план работы проблему профилактики несчастных случаев, считая это важным разделом деятельности Станции.

В Москве в 1920-е годы отмечалось большое количество отравлений бертолетовой солью, в те времена свободно продававшейся в аптеках города. Это были  отравления, очень коварные по отдаленным последствиям. А.С. Пучков добился изъятия из свободной продажи этого препарата, и число отравлений резко сократилось. Большое внимание А.С. Пучковым уделялось уличному травматизму, велась серьезная борьба за сокращение жертв уличного движения. В 1928 году в журнале «Статистическое обозрение» была напечатана статья «Жертвы уличного движения в Москве». В этой статье был проведен подробный анализ данных 1188  случаев и дана карта Москвы с указанием числа несчастных случаев по районам. Когда был создан отдел регулирования уличного движения (ОРУД), Станция приняла деятельное участие в организации его работы, причем первое время ОРУД пользовался почти исключительно данными Станции.

А.С. Пучков добился того, чтобы были заделаны подножки трамвайных вагонов, чтобы нельзя было на них стоять на ходу. Со временем он также добился того, чтобы заводы, выпускающие трамвайные вагоны, делали вагоны только с автоматически закрывающимися дверями, открывать которые мог бы не только вагоновожатый, но и кондуктор.

По настоянию А.С. Пучкова была запрещена езда по городу автомашин с яркими, ослепляющими фарами, а также запрещены звуковые сигналы транспорта, рассеивающие внимание прохожих.

Трудно перечислить все профилактические меры, предпринимавшиеся А.С. Пучковым для сокращения числа уличных происшествий. Но внимание Пучкова сосредотачивалось и на других, не менее важных моментах жизни нашего города. В 1935 г. было отмечено число отравлений жидким каустиком. Заинтересованный этой проблемой А.С.Пучков выяснил, что эта жидкость продавалась в посуде разного образца. По предложению Пучкова в Моссовете было принято специальное постановление, обязывающее производить фасовку каустика производить только в утвержденную форму тары. Результаты этого нововведения появились  немедленно: число отравлений каустиком снизилось до минимума.

Но не только тактические и оперативные вопросы занимали внимание А.С. Пучкова. В первые же месяцы Великой Отечественной войны в утренних докладах старших дежурных врачей стали часто появляться сообщения о случаях обмороков в магазинах. При анализе этого явления, было установлено, что причиной является потеря (или воровство) продовольственных карточек. Это угрожало голодом семье в течение месяца. Как помочь людям в такие критические моменты? Этот вопрос не давал Пучкову покоя. И она нашел выход! Он обратился в Московский Совет с предложением разделить выпуск продовольственных карточек на три декады. Это давало возможность носить с собой только часть карточки, а не всю ее. Потеря же декадного талона была менее тяжелой психической травмой.

Добрая людская память хранит воспоминания о многих живущих и поныне славных дел А.С. Пучкова. Так, например, через Министерство пищевой промышленности он добился, чтобы выпуск уксусной эссенции (как когда-то он добивался выпуска каустика в специальной таре), производился только в треугольных флаконах. По требованию А.С. Пучкова были установлены решетки на околооконных люках подвальных помещений, предотвращающие падение туда людей. На снегоочистительных машинах по его инициативе были установлены красные стоп-сигналы, а при буксировке неисправных автомобилей было введено обязательное освещение тросов.

Сейчас мы не можем себе представить, чтобы эскалатор метрополитена не был снабжен никелированным защитным устройством при входе и выходе из него. Это сооружение тоже было предложено Александром Сергеевичем, как предотвращающее травматизм, который был значительным в первое время после открытия метро.

Можно было привести множество примеров усовершенствований и рациональных устройств, предложенных и внедренных в жизнь Пучковым. И едва ли сейчас кто-нибудь знает, что эти гуманнейшие идеи возникли в голове начальника Станции Скорой помощи. А ведь это простые явления, требовавшие участливого человеческого вмешательства.

«Вы самые, вероятно, не постигаете как должно, что Вы сделали для родного города», – писал ему крупнейший литературовед и историк искусства, профессор Сергей Николаевич Дурылин. Сейчас все, впервые сделанное и созданное Пучковым, воспринимается как сами собой разумеющиеся явления, которые словно оторвавшись от своего создателя, водворились на свои места, для них предназначенные. Мы и не мыслим заменить их другими. Мы часто смотрим на то, что создано Пучковым и не знаем, что это создано именно им.

В течение длительного времени, начиная с 1927 года, из-под пера Александра Сергеевича выходили статьи по различным вопросам организации и оказания экстренной медицинской помощи, публиковавшиеся в различных медицинских изданиях. Его изобретения, направленные на совершенствование работы «Скорой помощи», получили признание и были внедрены не только на московской, но и на ряде других станций в различных городах нашей Родины.

Неоднократно многие ведущие ученые нашей страны настаивали на том, чтобы Александр Сергеевич подытожил свой многолетний труд в виде диссертационной работы. Профессор С.С. Юдин еще в 1924 году выдвигал кандидатуру А.С. Пучкова для присвоения ему ученой степени кандидата медицинских наук без защиты диссертации. По неизвестным сейчас причинам этого сделано не было, и только в 1946 году Александр Сергеевич завершил диссертационную работу на тему: «Организация скорой медицинской помощи в г. Москве». 17 мая 1946 года в Центральном институте усовершенствования врачей состоялась защита этой работы. Все лучшие умы тогдашней медицины собрались в конференц-зале для обсуждения этой диссертации.

Выступавшие на защите С.С. Юдин, Н.И. Приоров, Н.Н. Михельсон и многие другие отразили многогранную деятельность и успехи Александра Сергеевича не только в деле организации работы Станции, но и его колоссальное влияние на решение проблем научно-медицинского свойства таких, например, как проблема шинирования и транспортной иммобилизации, помощи при ожогах, кровотечениях и отравлениях. В поле его зрения была ранняя диагностика острых заболеваний брюшной полости и других неотложных состояний. Совместно с клиницистами он вырабатывал по всем этим вопросам инструкции, служившие не только для врачей Московской скорой, но и явившиеся основой для организации скорой помощи в других городах страны.

С.С. Юдин подчеркивал, что вклад, внесенный Станцией в работу по консервации и переливанию трупной крови, весьма велик и отметил в этом большую роль А.С. Пучкова. Академик Н.Н. Бурденко, много лет знавший А.С. Пучкова, считал, что его диссертационная работа является классической и предлагал   присудить А.С. Пучкову ученую степень доктора медицинских наук. Высшая аттестационная комиссия утвердила А.С. Пучкова в этой высокой ученой степени.

В послевоенные годы А.С. Пучков уделяет много внимания работе над новым типом санитарного автомобиля. Созданный еще до войны при участии А.С. Пучкова, санитарный вариант автомашины ЗИС-101 уже не удовлетворял требованиям, предъявляемым жизнью. Александр Сергеевич считал, что в комплексе лечебных мероприятий, проводимых бригадой, большую роль играет быстрота и атравматическая транспортировка: машина должна обладать хорошей амортизационной системой. Поэтому А.С. Пучков – частый гость конструкторского бюро. Он спорит, доказывает, предлагает варианты санитарного кузова, добивается необходимого внешнего оформления автомобиля. И уже в начале 1947 года эти белые с красным крестом машины стали появляться на московских улицах.

В 1952 году 9 июля Александр Сергеевич Пучков скончался. Основатель Московской Станции Скорой и неотложной медицинской помощи похоронен на Пятницком кладбище. Вот уже пятьдесят пять лет Станция живет и работает по заветам своего создателя – выдающегося организатора российского здравоохранения, имя которого присвоено созданной им службе.

В 1909 году молодым студентом-медиком А.С. Пучков присутствовал на открытии памятника великому врачу-гуманисту Федору Петровичу Гаазу, памятника, открытого стараниями его отца, С.В. Пучкова. На памятнике начертаны евангельские слова: «Спешите делать добро».

Юношей Александр Сергеевич сердцем принял «эстафету доброты» через тепло рук отцовских и всю свою жизнь подобно Ф.П. Гаазу «спешил делать добро».

Каждый день на всех подстанциях, а их уже 54, сотрудники скорой помощи, врачи и фельдшеры, собираются на утреннюю конференцию, чтобы подвести итоги прожитых суток и начать новые, которые так же надо прожить и так же «спешить делать добро» – помогать людям.

У Пучкова не было детей, все сотрудники скорой помощи – его дети, последователи славных традиций созданной им службы, продолжатели его дела. Они каждый день смотрят на висящий в конференц-залах подстанций  портрет человека, образ которого стал прекрасной легендой о подвиге человеческой жизни, о самоотверженной любви к людям, о человеке, который всегда «спешил делать добро».

А.В. Вахрамеев

26 Февраля 2008

Поделиться:

Возврат к списку