103
Бесплатно с мобильного
112
Центропункт

Центропункту 100 лет

При всей ясности задач, стоящих перед Станцией скорой и неотложной медицинской помощи, пути и методы их реализации за 100-летнюю историю совершенствовались и менялись в соответствии с требованиями жизни. Это в полной мере относится к структуре, именуемой при ее создании «Центральный отдел по перевозке больных (сокращенно - Центропункт)». Он был организован в начале 1921 года в связи с эпидемией сыпного тифа в Москве на базе диспетчерского центра Мосгорздрава (в здании на пересечении улиц Тверской и Охотного Ряда, там, где сейчас находится Государственная Дума), с привлечением врачей помощи на дому городских амбулаторий (поликлиник). и с использованием санитарных автомобилей, перевозивших раненых красноармейцев. Телефонистки, работавшие в диспетчерском центре, не имели медицинского образования, с медицинскими кадрами в столице тогда было положение катастрофическое. Поскольку эпидемия разрасталась и с перевозкой больных указанная структура не справлялась, с фронта Гражданской войны по согласованному решению Наркомздрава для организации эвакуационного пункта были выделены дополнительные автомобили и направлена группа демобилизованных военных врачей в составе шести человек: И.А. Арутюнянц, И.А. Гительзон, С.М. Кабачник,   В.В. Крылов, Т.Ю. Маркович и А.С. Пучков. Благодаря им, работа по сбору сведений о наличии свободных мест в больницах города, прием адресов с больными и перевозка нуждающихся больных в стационары, получила новый импульс, а учреждение стало именоваться Центропунктом. В тяжелейших условиях того времени Центропункт внес большой вклад в борьбу с эпидемией брюшного тифа.

Именно здесь проявились блестящие организаторские способности Александра Сергеевича Пучкова, послужившие в декабре 1922 года назначению его на должность начальника Станции скорой помощи в Шереметевской больнице. Знакомство Александра Сергеевича со Станцией скорой помощи произошло в конце 1921 года, когда Центропункт стал ежедневно учитывать, в том числе, число выездов скорой помощи.

В конце 1922 – начале 1923 года Центропункт, сохранив свои основные функции, вошел в состав Станции скорой помощи под названием отдела по перевозке больных. Насколько важной была эта задача, можно судить по тому, что перевозка больных была выделена в самостоятельный отдел, во главе которого был поставлен заведующий с правами помощника (заместителя) начальника Станции. В его распоряжении находился штат эвакуаторов по приему вызовов, диспетчеров по регулированию использования машин, дезинфекторов и медицинских братьев для перевозки больных. Позже при отделе образован стол записи и учета движения больных в больницах, а потом бюро по даче мест по требованию врачей внебольничной сети. Работу Центропункта Александр Сергеевич подробно изложил в статье «Центропункт Московской Станции скорой помощи», опубликованной в «Московском медицинском журнале» № 7 в 1928 году (см. приложение). Заканчивая статью, он пишет: «В заключение скажу, что Центропункт, как, впрочем, и сама Станция, не вылился еще в твердые, законченные формы, организационной работы впереди много: дальнейшее развитие стола учета мест в больницах, более рациональное использование машин, в связи с устройством подстанций, может быть, связь с машинами во время их движения для той же цели и прочее – все это еще впереди». Как же далеко смотрел основатель нашей Станции, ведь это был еще только 1928 год!

Деятельность Центропункта (отдела по перевозке больных) между тем усложнялась, как и работа самой Станции, изменялись задачи по сравнению с теми, что стояли при его организации, с каждым годом увеличивалось число вызовов нуждающихся в скорой медицинской помощи, приходилось не только перевозить больных, но и распределять койки между поликлиниками, следить за правильностью использования коек в самих больницах, что требовало времени и сил, и тормозило основную работу Станции. Коечного фонда в Москве было недостаточно. Взвесив все «за» и «против», Мосгорздравотдел, по предложению руководства Станции скорой помощи, решил выделить отдел по перевозке больных в самостоятельное учреждение, назвав его эвакопунктом Мосгорздравотдела. Организация эвакопункта завершилась к апрелю 1936 года и прошла в целом безболезненно, хотя отдельные шероховатости были, так из-за отсутствия у Мосгорздравотдела подходящего помещения эвакопункт временно остался в том же здании, где находилась Центральная подстанция скорой помощи. В скором времени к нему присоединили эпидемическое бюро, эвакопункт сосредоточил свои основные усилия на перевозку инфекционных больных, а также перевозку больных между больницами. На Станции его по привычке называли Центропунктом, но теперь это было самостоятельное учреждение со своим штатом сотрудников и автомобилями. За Станцией была оставлена экстренная перевозка больных с острыми хирургическими заболеваниями, горэвакопункт занимался транспортировкой всех больных, включая инфекционных. А.С. Пучков добился согласованной работы Станции скорой помощи и эвакопункта, была отлажена перевозка рожениц и женщин с абортами. Если же эвакопункт не мог быстро выполнить какой-либо срочный наряд (из-за отсутствия машин), а больного нужно было госпитализировать немедленно, то наряд выполняла Станция скорой помощи. С другой стороны, при возникновении большого количества пострадавших вследствие катастрофы, эвакопункт предоставлял в распоряжение Станции свой автотранспорт. Выделение перевозок в самостоятельную структуру на том этапе себя полностью оправдало. От этого выиграла и Станция скорой медицинской помощи, так как теперь больше внимания уделялось своей непосредственной работе, и эвакопункт, сумевший создать мощную транспортную организацию, блестяще зарекомендовавшую себя в различные трудные моменты жизни Москвы. Указанная практика подтвердила правильность решения и во время Великой Отечественной войны, когда сотрудники горэвакопункта плечом к плечу работали с врачами и фельдшерами Станции скорой помощи и выполнили огромный объем мероприятий по перевозке больных и пострадавших жителей Москвы, раненых бойцов и командиров Красной Армии. Начальник горэвакопункта С.И. Федоров в отчете (фонд 552, оп.2, д.339) выделяет следующих сотрудников, проявивших героизм в период работы в 1941-1945 гг.: эвакуаторы: Шаляпина Н., Зенков В., Босой М, санитары: Голованова, Накапкина, Лаврентьева, Краузе, Юрьева, Морозкина, Вильнис, Никулина, Колобова, Любимова, Бодрова, Богомолова, Петрусенко, Морозова, Русина, врачи-диспетчеры: Поскакухина, Марциновский, Федоров, Романова, секретари: Артемьева, Жуковская, Энгелькрон.

Однако история с эвакопунктом на этом не заканчивается - в феврале 1954 года во исполнение решения Мосгорисполкома Станция скорой медицинской помощи опять (!) была объединена с горэвакопунктом Мосгорздравотдела. Решение это далось нелегко, для его реализации понадобилось два года (см. приложение).

Большой и сложный путь развития прошел Центропункт, задачи, которые приходилось в первоначальный период решать его работникам, в 90-00-х годах выполняли отделы: госпитализации, акушерства, транспортировки соматических и инфекционных больных, транспортировки умерших, а в настоящее время, с использованием компьютерных систем, отдел медицинской эвакуации, что является по сравнению с 20-ми годами прошлого столетия революцией. Но это уже другая история. А со 100-летием Центропункта надо поздравить всех работников Станции, что мы и делаем.

Все, что мы рассказали в настоящей публикации, лишь свидетельствует о необходимости непрерывного совершенствования организационных форм и методов работы в таком важном деле, как оказание скорой и неотложной медицинской помощи населению города Москвы.



Приложение:

1. Пучков А.С. Центропункт Московской Станции скорой помощи, Московский медицинский журнале,7, 1928, 97-107.

2. Из отчета Центрального эвакопункта Московского городского отдела здравоохранения о работе в первые дни Великой Отечественной войны, ЦИАМ, ф.552, оп.2, д.337, 339.

3. Решение Исполкома Мосгорсовета №80/29 от 14.11.1952. Об объединении Станции скорой медицинской помощи и Городского эвакопункта Мосгорздравотдела, ЦАМД, ф.25.

4. Решение Исполкома Мосгорсовета №20/4 от 23.03.1953. О Станции скорой медицинской помощи и Городском эвакопункте Мосгорздравотдела, ЦАМД, ф.25.

5. Приказ №45 от 14.01.1954, по Московскому городскому отделу здравоохранения. Об объединении Станции скорой медицинской помощи и Городского эвакопункта Мосгорздравотдела с 1.02.1954, ЦАМД, ф.25.



Центропункт Московской Станции Скорой помощи

А. С. Пучков, (Москва).

(Из Института неотложной помощи им. Склифосовского. Директор проф. П.Н. Обросов)

Oдним из важнейших отделов Московской Станции Скорой помощи (о ней подробно см. Московский медицинский журнал № 6, 1927 г.) является так называемый "Центропункт". Учреждение это, равно как и сама Станция, возникло во время революции, имея своим началом „Бюро по перевозке острозаразных больных“ при Мосздравотделе.

В настоящее время оно выполняет: 1 - перевозку и размещение по больницам острозаразных больных; 2 - перевозку тяжелых незаразных и беспокойных психических больных; 3 - другие перевозки больных по особым заданиям Мосздравотдела, главным образом групповые, при закрытии тех или иных отделений в больницах; 4 - учет свободных мест в больницах и распределения части их между больными от врачей помощи на дому и амбулаторий; 5 - передачу нарядов в Дезбазу для дезинфекции квартир после вывоза острозаразных больных; 6 - дачу всякого рода справок о свободных местах в больницах, о наличии в них тех или иных отделений и т.п.

Вся указанная работа требует необычной точности, аккуратности, и, я бы сказал, филигранности в своем исполнении. Она в высшей степени осложняется сравнительно небольшим количеством транспорта и обслуживающего канцелярского персонала (эвакуаторов). Все это вместе взятое создает весьма нервную, напряженную атмосферу работы, вредно влияющую на работников.

Центропункт помещается в небольшой комнате, между кабинетом старшего дежурного врача с одной, и кабинетом заведующего станцией - с другой стороны. В ней же дежурит и очередной медицинский брат Скорой помощи. В стене, между кабинетом старшего дежурного врача и помещением Центропункта проделано небольшое, закрывающееся со стороны старшего дежурного врача окошечко, через которое последний может видеть работающих на Центропункте эвакуаторов и переговариваться с ними.

Окно со стороны эвакуаторов имеет пюпитр для записи срочных нарядов на перевозку, если по каким-либо особым причинам (например, отсутствие машины Скорой помощи) старший дежурный врач считает необходимым передать на перевозку поступивший к нему по аппаратам скорой помощи вызов. У одной из стен, перпендикулярно к ней и параллельно стене с окошком к старшему дежурному врачу стоит большой стол, плотно привинченный к полу (для того, чтобы не портились при передвигании его провода телефонов и электрической сигнализации, оканчивающийся на конце, противоположном стене высокой конторкой, которая на своей верхней, горизонтальной части, имеет справа и слева по несколько параллельно врезанных дощечек, служащих для вкладывания листов с нарядами (эваклистов).

С правой и левой стороны конторки стоит но телефону, причем правый имеет добавочный аппарат в дежурную комнату медицинских братьев, а левый соединен дополнительной трубкой с кабинетом заведующего, для вызова которого у телефона врезaна небольшая кнопка электрического звонка.

На самом столе стоит два телефона, от которых имеются добавочные трубки в кабинете старшего дежурного врача. Слева конторки стоит небольшой стол, на котором тоже имеется телефон с добавочной трубкой к старшему дежурному врачу.

Для вызова старшего дежурного врача имеются две кнопки: при нажатии этих кнопок у старшего дежурного врача вспыхивает красная лампа, и по числу вспышек (один, два, или три, он знает, к какой из добавочных телефонных трубок его вызывают.

Кроме этих сигналов имеется еще говорная труба и помещение надзирателей, где хранится белье и прочий инвентарь, кнопка звонка к дезинфектору для уведомления о приезде заразной машины, и кнопка к шоферам, уведомляющая их о том, что очередному надо готовить машину, так как мед. брату вручены наряды на перевозку.

На стене, против конторки висят большие часы, табулятор, в котором выскакивают номера машин, проехавших ворота (дежурящий у ниx привратник, нажимая соответствующие кнопки, сигнализирует об этом); световой сигнал от старшего дежурного врача для вызова эвакуаторов к окну, и доски с необходимыми сведениями (телефоны больных и отделения в них и проч.) и текущими распоряжениями заведующего.

У стола стоят кресла, одно из них (для ночного работника) мягкое, другое - высокое, со скамейкой для ног, работающему за конторкой. Стол освещается висячей лампой с большим круглым абажуром.

Здесь же в комнате имеется стол для обеда, шкаф для хранения хлеба и прочих съестных припасов, шкаф с индивидуальными для каждого работника ящиками, где хранятся посуда, мыло и пр. вещи индивидуального пользования, стол для заполнения эваклистов по возвращении медицинских братьев с выездов, и вешалки для платья. В этой же комнате, как было уже указано, за отдельным столиком и в кресле, сидит очередной медицинский брат Скорой помощи. Около него имеется второе окно в кабинет старшего дежурного врача (против стола его секретаря), сбоку окна специальная вешалка для его верхнего платья, и над окном звонок старшего дежурного врача, указывающий когда и какую добавочную трубку ему брать, чтобы слышать адрес вызова Скорой помощи.

Телефонов, как было уже указано, 5: два из них служат для приема заразных нарядов, они пассивны, т.е. по ним из Центропункта нельзя вызвать Центральную телефонную станцию. Сделано это, чтобы сотрудники не занимали их своими разговорами, и тем не затрудняли вызов Центропункта.

Один из телефонов секретный, т.е. его номер никому не сообщается, что сделано для того, чтобы работник, сидящий за конторкой (старший эвакуатор), мог легче вызывать город. Для частных разговоров сотрудникам Станции разрешается пользоваться только одним определенным телефоном.Полное запрещение частных разговоров невозможно, так как оно все равно не выполнялось бы и только занимались бы все телефоны.

Работники Центропункта называются эвакуаторами.

Количество одновременно работающих варьируется, в зависимости от нагрузки работы от одного (ночью) до 4-х (днем) и 3-х (вечером). Один из эвакуаторов считается старшим, он сидит за конторкой, два других: справа (для приема незаразных нарядов) от него за большим столом, и слева—для приема заразных нарядов. За маленьким столом (слева от старшего эвакуатора) сидит эвакуатор по учету и распределению мест, по требованию врачей Помощи на дому и амбулатории.

Все эвакуаторы имеют свой номер, который и говорят, подобно телефонисткам, подходя к телефонам — „Перевозка больных, одиннадцать, двенадцать и т. д.“. Называть свои фамилии им запрещено. Говорить они обязаны тихо, ровным, спокойным голосом, отнюдь не повышая его, терпеливо отвечая на все вопросы, объясняя все неясности, и не входя ни в какие пререкания с вызывающим. Если последний начинает говорить грубо (что, к сожалению, бывает нередко), то эвакуатор, не прекращая разговор, обязан тотчас же вызвать сигналом Старшего дежурного врача и предложить вызывающему объясниться с последним.

Старший дежурный врач вызывается также во всех затруднительных для эвакуатора случаях (поступление наряда на незаразного больного или требования незаразного места и т. п.).

Прохождение наряда таково: всякий гражданин, у которого был врач и поставил диагноз острозаразного заболевания (кроме кори, которая, как правило, не госпитализируется), имеет право позвонить на Центропункт по одному из телефонов: 1-65-84 или 2-20-76 и дать наряд. Центропункт сам найдет место в больнице и перевезет туда больного.

Для получения наряда на перевозку незаразного больного должен звонить лично врач, видевший больного, так как незаразные больные перевозятся только такие, какие по тяжести заболевания не могут быть доставлены в больницы своими средствами—на извозчике, такси и. д.

Для решения указанного вопроса, врач, видевший больного, сговаривается со старшим дежурным врачом, который принимает наряд, либо отказывает, в зависимости от загруженности Центропункта заразными нарядами и считаясь с характером заболевания.

Вообще же на перевозку незаразные больные принимаются только из числа застрахованных и приравненным к ним групп. Незаразные незастрахованные перевозятся только в порядке Скорой помощи.

Услыхав звонок телефона (все звонки, по возможности, делаются разного тембра, для более легкого их различия), один из младших эвакуаторов берет телефон и отвечает: "перевозка больных, № ..." (Указывается присвоенный номер), затем записывает левую половину в лежащий перед ним большой книги нарядов необходимые данные о наряде: адрес, кто поставил диагноз, по какому телефону дан наряд и пр., в правой половине записываются данные об исполнении наряда ( ф. 213) (Формы изготавливаются Издательством Мосгорздавотдела по заказу Станции)

Заразные наряды вносятся в одну книгу, незаразные—в другую. Опыт показал, что все эти графы должны быть точно и подробно записаны. Особенно важно подробно записать адрес больного, как-то: старое и новое название улиц, какой этаж, откуда вход (с улицы, со двора, направо, налево или прямо), № дома (если угловой, то двойной №), № квартиры и т. д. Книга, в которую записываются эти данные, должна быть из толстой бумаги, так как при постоянной работе концы страниц очень треплются и затрудняют выдачу справок; пронумерована, и о небольшим количеством страниц (обычно 100, с горизонтальными линейками для записи 10 нарядов на каждой странице).

Записав все эти данные, эвакуатор говорит номер наряда и просит запомнить его для могущих быть справок.

Время выполнения наряда но указывается, так как Станция не может знать это точно. Если же дающий наряд настаивает на времени, то говорится только приблизительно: утром, днем, вечером, ночью.

Как уже было указано, незаразные наряды принимаются только с разрешения Старшего дежурного врача, с которым эвакуатор соединяет лицо, дающее наряд.

Личные переговоры старшего дежурного врача с эвакуатором излишни, т.к. последний в свою трубку слышит все переговоры по этому наряду.

Приняв наряд, эвакуатор тотчас же заполняет на него эваклист (ф. 210).

Записав эваклист, эвакуатор ставит сбоку штамп „Д“, если по исполнении наряда адрес больного надо передать в Дезбазу для производства дезинфекции, и перечеркивает его с угла на угол синим карандашом, если наряд на незаразного больного (для отличия от заразных). Если наряд срочный, то сверху приклеивается красная полоска бумаги (как на срочных телеграммах). Сделав все это, младший эвакуатор кладет эваклист на конторку старшего эвакуатора в имеющиеся в ней отделения — и правой стороне, если наряд на незаразного больного, и в левой — если на заразного.

В последующем, если кто-либо звонит по поводу уже записанного наряда, младший эвакуатор делает отметку времени звонка в примечании, против записи.

Если наряд отменяется, то в книге отмечается, когда и кто отменил наряд. Старший эвакуатор ведет лист учета свободных заразных мест но больницам. Для этого у него на конторке лежит довольно большой лист, разграфленный горизонтальными линейками на равном расстоянии и вертикальными равной ширины.

В последних, начиная с левой стороны пишутся:

1. Заболевания. 2. Наименования больниц. 3. Фамилия дежурного больницы, давшего сведения. 4. Часы, начиная с 8 час. утра до 7 час. утра следующих суток. Для каждого часа имеется отдельная графа, причем для утренних и дневных - довольно большой ширины, для вечерних, и особенно ночных - малой.

Старший эвакуатор, получая сведения о свободных местах в больницах для той или иной инфекции, записывает их в графу, соответствующую часу дачи мест. Первая цифра означает мужские места, вторая—женские, причем цифры данных мест подчеркиваются снизу чертой.

По мере использования этих мест, старший эвакуатор пишет остаток их под соответствующим часом, но уже не подчеркивает.

Сдавая дежурство ночью, он обязательно подсчитывает все места, данные за день, и выписывает остаток их под часом сдачи дежурства.

Кроме этого листа (учета мест), старший эвакуатор ведет лист работы машин (отчетная ведомость, форма № 217—27 г. Изд. МО3).

Лист этот большого формата (44x53 см.), разграфлен горизонтально в одну линейку и, кроме того, разделен горизонтальными толстыми линиями на отдельные куски, по числу работающих машин, в каждом таком куске имеется 18 обыкновенных линеек.
Все эти графы заполняет Старший эвакуатор, причем в графе „№№ исполненных нарядов“ он пишет, как те №№, которые даны медбратьям но телефону (медбратья обязаны звонить на Станцию после каждого наряда), причем. в этом случав он пишет время (часы, минуты) дачи дополнительных нарядов и отмечает „дан по телефону“.

Если дано несколько нарядов, то старший эвакуатор ставит галочку над нарядом, после исполнения которого звонил медбрат, как указано выше. Если машина испортилась, то время порчи машины, ремонта и выхода из него записываются в соответствующие графы.

В графе „Примечание“ отмечается дезинфекция машины (пишется № наряда, о чем ниже), смены медбратьев и проч.

Указанный лист работы машин дает возможность старшему эвакуатору всегда знать, какие машины и где у него работают, когда приблизительно приедут, насколько каждая машина в данное время загружена и т. д.

Кроме того, благодаря этому листу, легко узнать, сколько машин было в распоряжении Станции в любой день и час, и где они находились в Данный момент.

Для этого чертится (по мере надобности) диаграмма работы машин. Диаграмма чертится следующим образом: машина, работающая изображается горизонтальной линией, пересекающей вертикальные линии, каждая из которых соответствует определенному отрезку времени, например, 15 минутам. Если машина стоит на станции, то черта прерывается, если машина в ремонте, то чертится красная линия соответствующего размера (пересекающего число линии времени ремонта).

Над чертой, изображающей работающую машину, пишется число данных для исполнения нарядов. Все машины, работающие в данный день, чертятся одна под другой.

Приход и уход машин со Станции отмечается малой вертикальной линией, против соответствующего часа.

С помощью этой диаграммы наглядно виден весь характер работы данного дня: много ли работали машины, с перерывами, или подряд, сколько стояли, как часто портились (красные линии) и т. д. Если надо узнать, сколько было машин на Станции в какой-либо час, то стоит только положить линейку против указанного часа и сразу можно получить желаемый ответ - если линейка пересекает линию работающей машины, значит этой машины на станции не было (по листу работы машин и книги записи нарядов можно узнать, где приблизительно работала машина), если же не пересекает, значит, машина была на станции и т. д.

Таким образом. Старший эвакуатор знает:

а—сколько у него нарядов для исполнения; б—в каких больницах и какие имеются свободные места; в—сколько и где у него машин для перевозки.

Казалось бы, что все этим и кончится, и дальнейшее весьма просто—дать каждой машине но наряду,—и все.

Конечно, так и было бы, если бы машин и мест было достаточное количество, но так как количество тех и других, как правило, невелико, то тут-то и начинается самая трудная работа старшего эвакуатора,—он должен: а—исполнить ранее наиболее срочные наряды, приняв во внимание: время поступления, тяжесть заболевания, обстановку (школы, общежития, рабочие дома, вокзалы) и пр.; б—перевозить при этом больных в ближайшие к их квартирам больницы, считаясь с наличием тех или иных отделений в больницах и мест в них (например, хирургическую рожу—туда, где есть хирургическое отделение), и вообще с характером больницы и заболевания (возможность помещения матери с ребенком) и т. д.; в—непременно подбирать группу однород­ных нарядов, чтобы машина работала преимущественно в одном районе Москвы, без необходимости заезда на Станцию, и тем избегать так называемых нулевых пробегов.

Множество и других вопросов должен решить старший эвакуатор и решить быстро, чтобы машины не стояли, и возможно продуктивнее работали.

Все это необычайно трудно и весьма напоминает работу на станции железной дороги большого города.

Всех эвакуаторов необходимо время от времени менять местами, чтобы Станция ни при каких обстоятельствах (болезнь, отпуск и т. д.) не осталась без опытных работников.

Подобрав группу нарядов, Старший эвакуатор нумерует эваклисты по порядку исполнений, вызывает медбрата, (если психический больной, то двух), которому их передает, записывает время передачи и уведомляет звонком очередного шофера, что наряды медбрату даны.

Машина должна выехать из ворот не позже 5 минут с момента передачи медицинскому брату эваклистов. О выезде машины эвакуатор узнает по сигналу, данному привратником (выпадает № машины—все машины на заднем левом углу кузова имеют станционные номера).

Исполнив наряд, медбрат звонит на Центронункт и спрашивает, продолжать ли ему работу, или будут какие-либо изменения. Такие сообщения медбратьев крайне важны, так как позволяют давать исполнять более срочные наряды, поступившие позже, отменять уже данные (если выезд по ним по каким-либо причинам уже не требуется) и бросать все машины, работающие по перевозкам, на помощь машинам Скорой помощи в случае какой-либо большой катастрофы, так например, при последнем крушении поезда на место катастрофы через 15 минут прибыло 8 машин.

Машины по перевозке больных никакими особыми льготами при проезде по улицам не пользуются и никаких особых отличительных знаков спереди (как машины Скорой помощи) не имеют. По бокам машины имеются знаки Красного Креста и надпись: „Перевозка больных Мосздравотдела. Телефоны: 1-65-84 и 2-20-76“.

По возвращении с исполнения данных нарядов мед. браг тотчас же (о въезде кареты привратник дает сигнал Старшему эвакуатору, который по выпавшему номеру знает, какая карета приехала) является к старшему эвакуатору и передает заполненные эваклисты.

Если наряд был дан но телефону, то эваклисг заполняется на Станции и к нему приклеивается расписка в приеме больного, полученная мед. братом от приемного покоя больницы. Для этих расписок мед. братьям выдаются небольшие блокноты с напечатанным уже текстом расписки (№ наряда, фамилия больного, наименование больницы, время приезда и сдачи больного, подпись принявшего). Данные эваклиста тотчас же заносятся в книгу, а в листе работы машин записывается время прибытия машины.

Если необходима дезинфекция машины, то старший эвакуатор дает мед. брату наряд для дезинфектора, где указано, после перевозки больного с каким заболеванием делается дезинфекция. Последняя состоит в обильном мытье 3% горячим раствором лизола и в последующей протирке тряпками внутренности кареты и носилок.

Медицинский брат (лекпом или студент-медик последних курсов) выезжает в одежде: зимою—валенки с галошами, теплое кожаное пальто с меховым воротником и меховая кожаная шапка, летом—фуражка и кожаная куртка Поверх надевается белый медицинский халат, сменяемый при каждом возвращении на Станцию (и, следовательно, дезинфекции машины).

По выполнении группы нарядов старшин эвакуатор записывает путевку шофера, согласно своей книге работы машин и эваклистам шофер при этой записи даже и не присутствует.

Скажу теперь несколько слов об отделе Центропункта — столе учета мест.

Для того, чтобы врачи Помощи на дому и амбулаторий имели возможность помещать своих незаразных больных, требующих госпитального лечения, за Центропунктом, по особому распоряжению Мосздравотдела, закрепляется ежедневно определенное количество мест.

Количество это определяется следующим образом: берется число штатных коек для того или иного рода больных (терапевтических, хирургических, гинекологических и т. д.) и вычисляется по особой, нами предложенной формуле, какое количество больных больница должна пропустить, принимая во внимание нормальный кругооборот койки для этого рода больных.

От полученного числа берется определенный процент (в настоящее время 40%) мест, которые и распределяются равномерно по дням месяца. Больница получает расписание, где указано, в какие числа и каких больных она должна принять от Центропункта. Больница должна, сообразуясь с этим расписанием, так принимать остающееся число больных (в настоящее время 60%), чтобы во всяком случае не было отказа больным, присланным по нарядам Центропункта (согласно расписанию).

Самый расчет ведется так: положим, в данной больнице имеется 80 коек для терапевтических больных, средняя продолжительность пребывания в больнице терапевтического больного (кругооборот койки) положим, равна 25 дней.

Таким образом, в 25 дней месяца пройдет 80 больных, в один день 80/25 в оставшиеся 5 дней 80x5/25.

Всего, следовательно, в месяц больница может пропустить:


80+80x5/25=96 больных.

10% от этого числа равно 9,6 больных, а 40% в четыре раза больше, т.е. 9,6 x 4 =38,4.

Если число штатных коек обозначить X, то формула для расчета количества терапевтических коек, подлежащих размещению через Центропункт (при кругообороте койки в 25 дней и при передаче, как было сказано, Центропункту только 40%), будет такова:

(N + N x 5/25) x 4 : 10 ли сокращая (N + N x 5/25) x 2 : 5  и т.д.

Формула для вычисления числа хирургических больных при кругообороте хирургической койки в 18 дней будет такова:

(N + N x 12/18) x 2 : 5 и т.д.

При другом кругообороте койки формулу мест, подлежащих рас­пределению, легко вычислить, применяя тот же метод.

Эти места и даются исключительно для застрахованных больных и их семей указанным врачам Помощи на дому и амбулаторий.

Врач, получивший (всегда только по телефону) от Центропункта наряд (так называемое бронированное место), должен сам (либо через фельдшера) заполнить сопроводительный лист особой формы, где записывает: № наряда, фамилию, адрес больного, свой диагноз и подписывается. Без этого листа больница имеет право не принять больного. Сопроводительный лист пришивается к истории болезни больного и после выписки или смерти его пересылается на Центропункт с диагнозом больницы, количеством проведенных в больнице дней и исходом заболевания.

Полученные листы обрабатываются Центропунктом, который с их помощью может контролировать правильность заполнения больничных коек указанными врачами.

Так как количество мест постоянно меняется, то делопроизводитель ежедневно дает эвакуатору, работающему на Столе учета мест, особый лист, где отмечено, сколько и каких мест имеется на данный день.

Эвакуатор дает эти места только с разрешения Старшего дежурного врача и под личную ответственность врача, дающего наряд. Места, данные на перевозку своими средствами, записываются (с обычными данными) на особой карточке, что ускоряет их раздачу, так как записывают все эвакуаторы (4), в книгу же может записывать только один, и кроме того, позволяет легче производить статистическую обработку материала.

Так как при таком распределении всегда может быть опасение, что на одно место будет послано двое больных, то лист, где числятся эти места технически составлен так, что на каждое указанное место может быть записан лишь один больной (пишется № наряда), чем совершенно исключается возможность ошибки (посылка 2-х больных на одно место).

Если мест нет, то в том же листе фиксируются отказы, но без подробных записей (как- в Скорой помощи), а только числом.

Сдавая дежурство ночному эвакуатору, Старший эвакуатор дневной смены передает ему справку, где переписаны все неисполненные наряды на перевозку больных, указана причина неисполнения и отмечено, какие наряды подлежат исполнению ночью.

Утром, (вернее во второй половине ночи) дежурный эвакуатор составляет суточный отчет о работе Центропункта.

В этом отчете отмечается, сколько и каких нарядов и больных поступило, перевезено и осталось не перевезенными, с указанием причин неперевозки.

Тут же отмечается и работа автомашин: когда прибыли, отпущены, сколько сделали нарядов, сколько бездействовали и т. п.

Отчет этот подписывается Старшим дежурным врачом и отсылается в Мосздравотдел.

Вся описанная организация Центропункта, формы книг, порядок и учет работы и даже сама специальная мебель выработана Московской Станцией Скорой помощи коллективным трудом всех ее работников, которые постоянно вносили и вносят те или иные улучшения.

Рассказав о технике организации Центропункта, скажу о проделанной в этом году работе.

В 1926/27 году по перевозке больных работало днем в начале года 6, а в конце—10 машин, ночью—все время 2 машины.

Примечание: Машины находятся в ведении Управления Подсобными Предприятиями Мосздравотдела и подаются на станцию зa определенную плату, вносимую Станцией из своей сметы, в указанное Управлении.
За бездействие машины, вследствие порчи ее Станция не платит.

Машина оборудована одними носилками (чтобы нельзя было возить 2-х больных одновременно, и тем подвергать их возможности взаимной инфекции). Носилки обшиты клеенкой.

Внутренняя часть кареты красится не менее 2-х раз в год. что свидетельствуется поставленным трафаретом.

Перевезено всего 31 554 больных, из них острозаразных 18 824, тяжелых незаразных 9 803, беспокойных душевнобольных 1 841, подкидышей 857 и трупов 229—с 1-го января 1927 г. перевозка трупов прекращена (производится средствами АОМСа).

Нарядов же на перевозку поступало естественно больше, а именно: 38 694, из них, как было уже указано, перевезено 31 554, отменено 1 138, дано на перевозку своими силами (незаразные больные, посылаемые на бронированные места, и по характеру своего заболевания не нуждающиеся в перевозке на санитарных автомобилях).

Напрасных выездов 1 102, хотя процент этот надо признать весьма небольшим (3,4%), но тем не менее, на Центропункте ведется весьма подробный учет этих выездов.

Они подразделяются на следующие подгруппы:

а) Больных не оказалось - таких было 394, или 1,2% к общему числу перевезенных .

Причина ненахождения на месте больных бывает обычно та, что при задержке и перевозке больных, обусловленной отсутствием мест в больницах, родные в некоторых случаях не дожидаются приезда санитарной машины и отправляют больного своими средствами.

б) Больные отказались ехать - таких было 600 или 1,9%, обычно это дети, матери которых не желают отправлять в больницу, или раздумали это делать. В некоторых случаях приходится по настоянию врачей посылать машину вторично.

 Для более успешной борьбы с этим явлением мы вводим посылку в каждом подобном случае особого запроса, с требованием объяснить причину отказа выдать больного. В зависимости от ответа, предполагаем принимать те или иные меры.

в) Больных не нашли - таких было 71, или 0,2%. Сюда несомненно входит часть больных не только что указанной категории (увезены своими средствами), но о которых, боясь ответственности за присылку машины, говорят, что их вовсе не было.

Часть больных, которых не хотят выдать (дети), и говорят, что их вообще нет в данной квартире и часть неверно данных адресов.

г) Больные умерли до приезда кареты - таких было 33 или 0,6%.

д) Больные выздоровели - 4.

Большая часть перевозок (83,4%) исполняется в день их дачи, но часть остается на следующий день.

Причина этого либо недостаток мест (10,6%) для данного рода инфекции, чаще всего для больных скарлатиной и не перенесших корь, либо недостаток транспорта (6%), что бывает обычно при поздно поступивших нарядах, т.к. ночью мы по целому ряду причин избегаем перевозить больных (кроме естественно срочных).

Отдел учета мест (организован с января).

Дано мест больницам всего 37 212, из них для заразных больных 15 037, для незаразных 12 084.

Распределено мест всего 20 829, из них для заразных больных 15 281, для незаразных 5 548.

Отказов для незаразных больных зарегистрировано 4 678.

Всего машин по перевозке больных прошли в год 429 967 км.

% использования дневных машин доходит до 88,3 (в среднем в год 82,7), т.е. это время машины были на работе вне Станции, 1,3% всего рабочего времени они бездействовали вследствие порчи и 16% рабочего времени стояли на Станции: дезинфекция, обед шоферов, просмотр машин, ожидание наряда.

 В больницах машины задерживались при сдаче больных (в среднем 10 минут), и на квартирах больных, что учесть труднее, примерно то же время.

В заключение скажу, что Центропункт, как впрочем, и сама Станция, не вылился еще в твердые, законченные формы, организационной работы впереди много: дальнейшее развитие стола учета мест в больницах, более рациональное использование машин, в связи с устройством подстанций, может быть - связь с машинами во время их движения для той же цели и прочее - все это еще впереди.


ZENTRALPUNKT DER MOSKAUER UNFALLSTATION.

A. S. Putschkoff.

 Der Verfasser sсhildert in seinem Werke eine der Hauptabteilungen der Moskauer Unfallstation, den so genannten „Zentralpunkt“, dessen Tätigkeit sich in folgendem auswirkt: Transport und Unterbringung der ansteckenden, und nicht ansteckenden Kranken, sowie der Geisteskranken, Tabeilierung der vakanten Stellen in den Krankenhäusern und ihre Verteilung nach den Anweisungen der in den medizinischen Stifungen angestellten Aerzte, Auslieterung verschiedener Auskünfte betreffend die vakanten Stellen in den Krankenhäusern und Erstatung von Desinfektionsgenehmigungen in den Wolnuugen. Der Verfasser hat auch nicht vermisst die Pflichten und Arbeitsverhältnisse aller Angestellten auf ihren schweren und verantwortungsvollen Posten zu schildern. Der „Zentralpunkt" befindet sich in dem Sklifossowskyinstitut für schleunige Nothiläfe.


Московский медицинский журнал, 1928, 7, 97-107.




Из отчета Центрального эвакопункта Московского городского отдела здравоохранения о работе в первые дни Великой Отечественной войны

19 сентября 1945 г.

Работа санитарного транспорта в условиях затемнения столицы

С объявлением по радио приказа Штаба противовоздушной обороны города о затемнении и светомаскировке транспорта условия работы санитарных машин резко изменились, затруднив их движение, и особенно на окраинах города. Kруглосуточная работа санитарных машин и транспортировка больных с квартир в больницы, даже в глубокие ночные часы, привели к резкому сокращению выездов машин в ночные часы.

Фары санмашин Эвакопункта имели специальную, общую для всех машин города маскировочную сетку, которая должна при зажигании фары всегда быть в спущенном положении, что давало слабую, узкую полоску света. На улицах никакого освещения. Окна зданий закрыты и замаскированы. Уличные домовые фонари потушены, лампочки подъездов выключены или, в лучшем случае, заменены резко темно-синей лампочкой. При отсутствии таких важных ориентиров санитарные машины за больными шли на ощупь, а отсутствие в первые дни затемнения окрашенных в белый цвет обочин тротуаров и столбов нередко заставляло машину сбиваться с правой стороны улицы и делать аварии. Таких аварий было порядочно, но они будут описаны в специальном разделе аварий, ниже этого раздела.

Проработав несколько месяцев в таких условиях и столкнувшись с явной невозможностью двигаться быстро в абсолютной темноте, перед Штабом ПВО города был поставлен вопрос о разрешении прохода машин Эвакопункта с поднятыми сетками маскировочных приспособлений фар. Дважды был получен отказ без указания данных отказа. В конце концов администрацией Эвакопункта был поставлен вопрос перед председателем горисполкома тов. Прониным о разрешении прохода машин Эвакопункта с поднятыми сетками фарных маскировочных приспособлений, и ответ был положительный. Санитарным машинам Эвакопункта и санавтобусам, перевозящим раненых Kрасной армии, было разрешено поднять эти маскировочные сетки. Сразу стал легче проход машин по улицам. В дальнейшем окраска обочин тротуаров и столбов улиц белой краской также увеличила скорость прохода машин, особенно на окраинах Москвы. Специальное затемненное освещение улиц еще более улучшило работу санмашин.

Отсутствие в первые дни карманных фонарей у медработников санмашин заставляло их ехать на машине в глухую, темную, осенне-зимнюю ночь в абсолютной темноте. При отсутствии бомбежки столицы работа в таких условиях геройски выполнялась работниками санмашин. Медицинские сестры и фельдшера, и старые и молодые, без ропота и возражений ехали, чтобы приблизить больного к врачу в больнице, чтобы, нередко, спасти ему жизнь. В условиях воздушных налетов многие говорили мне в первые дни - "страшновато", но безропотно ехали, а в дальнейшем настолько привыкли, что об этом вообще никакого разговора не было.

В 1941 г. работники Эвакопункта, и особенно санмашины, с честью выполнили все задания, и некоторые были награждены правительственными наградами. В 1942 г. по условиям работы она была значительно легче, но по масштабу и количеству обслуженных этот год был рекордным.

Следует описать здесь отдельные трудности прохода санмашин и взятие больного с квартиры. Город потушил городские фонари, потушили фонари с номерами на воротах, потушили лампочки в подъездах и на лестничных клетках, темнили окна, не стало видно этажей домов. И все это особенно на окраинах города. Ушли с улицы люди и спрятались в квартиры и убежища. Осадное положение города запретило выход людей на улицу после 24 часов. Таким образом, для медработников санмашин исчезли всякие ориентиры на улице.

Машина остановилась на большой, широкой улице Ленинградского района. Kругом ничего не видно. Шофер рассчитал, что он проехал от площади приблизительно половину улицы. Медсестра сошла с машины и пошла направо, т[ак] к[ак] по расчетам четный номер дома должен быть на правой стороне. До тротуара пришлось идти на ощупь, т[ак] к[ак] зажечь фонарь было нельзя, это демаскирует улицу. Наконец дошла до тротуара и натолкнулась на забор, который идет и направо, и налево, а какого номера дома этот забор - неизвестно. Идти направо далеко, идти налево - еще дальше, т[ак] к[ак] опять ничего не видно кругом. Решила идти налево, рассчитывая, что номер дома большой и дальше отстоит от той площади, откуда они только что приехали. Шла долго. Забор кончился. Угол какого-то переулка, но на углу домов нет, перешла переулок - опять забор; машина где-то осталась далеко позади. Но сестра идет вперед и, наконец, нашла ворота, но какого дома - неизвестно. Пришлось подтягиваться по карнизу и смотреть номер дома - оказалось, что она с шофером не доехала еще и половины номеров до нужного дома. Надо идти к машине, а где она - неизвестно, в темноте далеко сзади. Нужно искать машину. Найдя ее, потеряла ориентир - переулок. Проехали еще сколько, и опять искать. Время идет - на квартире ждет роженица.

Таких случаев много. Работники геройски выполняли свои задания. Если это геройство нужно в центре города - на Kалужской улице, то какая воля требуется на окраинах города. <…>


Заместитель начальника Горэвакопункта                                         

Шведов

Начальник Эвакопункта МГОЗ

Федоров



ЦИАМ. Ф. 552. Оп. 2. Д. 337. Л. 19 - 20.


Oдним из важнейших отделов Московской Станции Скорой помощи (о ней подробно см. Московский медицинский журнал № 6, 1927 г.) является так называемый "Центропункт". Учреждение это, равно как и сама Станция, возникло во время революции, имея своим началом „Бюро по перевозке острозаразных больных“ при Мосздравотделе.

Возврат к списку